skylight

Тэкс, краткость - сестра, этот пост - её брат )

Здесь было много всякого написано - и даже неоднократно (и комменты, к этому самому всякому, оставляю без изменений).
Но теперь коротенечко, как в бородатом анекдоте: мне уже скучно, а вам - уже непонятно.
Впрочем, с той же вероятностью канает и перемена мест слагаемых-местоимений.
Ну так и расстанемся друзьями ;)
змея на ножках

Лотосовые ножки

lotosfootsteps_lj

Ночь по кончикам пальцев сочится тушью:
Снова "я" натирает живую душу
До вскипания пены в углах улыбки,
До мясных ожогов сцивольской пытки..

Скряги-боги кривляются, лицемеры,
Отжалев обувку не по размеру:
"Посбивай-ка о камни копытца-ступни,
Чай не воин в поле, а просто путник -

Так ступай сквозь пески тоски
В ветер пустошей!" Лепестки
Осыпаются контурно, помечая
Твой маршрут, отводящий глаза от Рая,

Подгибаются ломкие стебли ног,
Хохотает сверху: "Опять не смог
Или (-ла)!" Неважно. Исходит паром
Земноводное колесо Сансары.

Всё клубится - и клубни стремятся снизу
Вверх проростками овощей. Нанизан
Ну буквально на каждый их лист девиз:
"Вот как следует, эгоист
Или (-ка)!" (Неважно). "Давай-давай,
Хоть бы лотосами, да шкандыбай!"

И тогда ты - опять. За тобой влачится
Тушью - ночь, кровью - день, взглядом - мир, десница
Ярких гроз тебя дразнит, схватив за шлейф
Следовых лепестков - и в последний дрейф
Так готовы возлечь - и лежать смиренно -
Два цветка, полустёртых об эту бренность.
birdspirit (black)

..и страшно, страшно.. (с)

..и далее моё периодическое сдавленное хихиканье в бокал или сигарету - уже о том, насколько же это дико, что от внезапного соприкосновения с чужой девичьей задницей тут же перетекаю мыслями в Шкловского и Эйзенштейна, которым откуда-то из уж совсем бессознательного утробно подпевают Арто и Батай, прям провоцируя тюкнуть по кумполу (кого? - да не суть!) тростью с набалдашником-собакоголовой.
Но трости нет (только старенький портсигар), да и хромоты в походке незаметно, и Аннушка в виде мемориального трамвая бубнит и бубнит механическим голосом что-то отстранённо-затасканное испуганно забившимся в её узкое нутро гостям столицы, и не сдобренные щедрой порцией масла рельсы визжат под колёсами.. и видны над соседним бокалом чьи-то налитые кровью глаза, и страшно, страшно.. И Грибоедов, лицом к зачищенному от шелухи краткосрочного НЭП'а 90х-2000х павильону метро, из последних памятниковых сил старается сдержать сардоническую усмешку, не шевельнуть ни пальцем, ни ногой.. у которой, кстати - опа! - две барышни с немного странным чувством перспективы - что? - правильно: делают сэлфи )

Это было, типа, послесловие.
Начало - здесь: https://www.facebook.com/une.hirondelle.1/posts/2960083507350316
closed face

Звезда, гаснущая сама-в-себе и падающая

Вообще, как-то уж слишком много башен (Башен. Тонкие шпили - лишь их наиболее чуткий подвид и графема) оказались засвидетельствованы на протяжении этого воплощения тающими в огне. Интересно, зачем так? (знаю - глупейший вопрос, но он - лишь щепотка риторики, пепельная приправа к пламенеющей над трагедийным козлопением этой высокой поэзии: ответа нет и не надо, огонь, скелет, обрушение - enough).

onemore_lj

В далёком 95-м, когда я приходила не то чтобы прям _в себя_ под конверсионным морфином после клинической смерти, все мои непосредственно морфинические сны отчего-то были вокруг "дымных памятников" (ну так они там назывались - и концентрировались максимально почему-то как раз внутри сновидческой Москвы): это были очень возвышенные, ажурные, романтические такие конструкции-графемы, вытягивающие из вообще всякой архитектуры самую суть устремлённости-вверх, укола-в-небеса. И да, все они пылали и дымили - и иногда птицы разлетались от них причудливой мурмурацией - и падали-падали-падали вниз.. это было как будто бы частью симфонии.. (а потом меня сняли с морфина, и стало всякое жестокое боление, но "дымные памятники" не забылись - такое невозможно не помнить)
И вот. Потом. Дальше. Такое, типа, по Хармсу - а башенки всё падали и падали. Ну или просто пылали. В любом раскладе - почему-то исключительно в прямом эфире. Спичечка-свечечка в Останкино, затем NY - когда мне звонили ровно из тех пенатов по аналоговому ещё телефону и я, честно полагая, что звонящий (при всех тогдашних нежных чувствах) непредвиденно спятил, всё же, врубала CNN - и второе пикирование наблюдала в режиме реального времени..
А уж сколько их было - тех самых башен-из-слоновой-кости - что вспыхивали и обжигали через ноздри до самых лобных долей, тех, в которых..Та, например, где так ангелоподобно мы возносились и эдак по-вавилонски архетипировали - упиваясь этим, лепеча на разных языках одновременно, но, боги-боги, как же упиваясь в априорном, довербальном резонансе Чуда.. Та самая, невозможно ажурная Башня, эшеровская, эйзенштейновская, внутри которой наши (? - ну нескольких) души были навсегда, навечно инкрустированы тонкими и многослойными татуировками "пространственных-и-временных-категорий-европейской-культуры" (с). Та, чей мельчайший солёный пепел и осколки невозможных витражей до сих пор временами так шевелят и повторно ранят сердечную мышцу, что.. не хватает дыхания досказать. Так (шевелят и ранят) - словно ты ветеран вообще всех возможных войн - и даже самой отчаянной Герде не под силу тебя умыкнуть из такого вот инварианта Небесного Царства.
И вот да. Под самый занавес являются тебе все сразу: Метафора и Символ, Аллегория и Знак. Пламенеющей Готикой, as is. И ты, безусловно (и ооочень мягко говоря), впечатлён. И сам себе в этот момент - дымный памятник.

Звезда, падающая сама-в-себе и гаснущая. Гаснущая сама-в-себе и падающая.
(с) Морис Бланшо.
змея на ножках

Одна тебе дорога.. 8)

Феминитивы атакуют мизогинов
В текущем дискурсе, садятся на лицо
Хэдлайнов.. Хайполов с серьёзной миной
Закручивает месседжи в кольцо

Всевластия условности над смыслом:
Любой из юзернэймов как бы сам
Asap'ом форвардит чужие мысли
И шерит на фейсбуке разный спам.

Всяк сольный камингаут непрактичен:
Апгрейд, рефрэш, рестарт - сплошной абьюз
Несчастной личности, чья недо-идентичность
Вне спектра гендера и этноса (конфуз!)

Без social reach неважно, что за хостинг
Заюзал под фидбэк твой стэндалон,
Оффлайн-знакомцы практикуют гостинг,
А незнакомцы - сталкинг, в основном.

Реформатируя свой изначальный сеттинг
Из тихой интроверсии вовне -
В спичрайтинг, сторителлинг, даже в брендинг -
Ты остаёшься в той же тишине

Развоплощённости. Хронический газлайтинг
Реальности исчерпывает спор
О том, какой на баттле нужен файтинг,
Если в конце - всепобеждающий игнор.

Ни соушелайзинг сквозь анонимайзер,
Ни драйв в процессе скроллинга френдлент,
Ни даже вездесущий трипэдвайзер
Не поспособствуют инвайту на ивент

Всей жизни. На энергии загадки
Души сновидческой в топ-чарт не усвистеть,
А в стихоплётстве задней левой пяткой
Тебя побьёт любая нейросеть.

И остаётся только лишь, по мере
Взбиванья пены виртуальных псевдо-дней,
Жестикулировать в хипхоперской манере:
👍Лайк:)Смайл👉Ган-фингер✌️Виктори👌Окей

Но сквозь просвечивает огненным напалмом
Конец ужасный - или ужас-без-конца? -
И не закрыть спасительным фейспалмом
От хаоса смятенного лица..

Да, есть лайфхак: в подобном странном мире
Бесценен обесцениванья скилл -
Инсайты и прозрения в сортире
Тебе мочить никто не запретил,

Казалось бы.. Не спросишь ведь у Бога:
Свернувшись ото всех в угрюмый мем,
Он не откомментит :( Одна тебе дорога -
В такой себе post-mortem постмодерн.
birdspirit (black)

Про чёрные-чёрные дыры и чёрные-чёрные рынки

В чёрном городе чёрной безлунной ночью на чернейшем из рынков всех червоточин существо вида «рюсски бабУшка» предлагает дырки от бубликов, сушек, баранок и плюшек, на которые не хватило начинки. У соседней «починки» на крылечке развешаны шали ажурные и дежурные шарфы ручной крупной вязки, всеми глазками выглядывающие в темноте, не идут ли те, кто.. ну те самые четверо, исполненные очей, - и гадающие, кто будет чей.
Серолицый чиновник в тугом пакете прячет пухлый гроссбух с дырой в бюджете, оплетая сверху суровой нитью, чтоб не ухнуть за горизонт событий преждевременно. Рядышком к стенке бочком прислоняется барышня с волосами торчком: в кулачке пучком – все её трещинки, низ примят, но встряхнёшь посильнее - ещё искрят.
Посреди перекрёстка стоит старик, его рост огромен и грозен лик, в белых пальцах сжимает одну иглу, через ушко которой из мглы во мглу караван дромадеров бредёт, качая на матрасах спин контрабанду. Стая ангелов вьёт мотыльковый танец над другим концом, крохотный протуберанец их движений даёт разряд вниз по дедовым пальцам: верблюды бредут назад.
Хитрый дворник с ухмылкой Манэки-нэко продевает в монету «начала века» ленту Мёбиуса: оба-на – и нету! - но топорщится из-под жилета край креатуры Малевича, чёрный рай кракелюр холста со стены музея. «Эти дырки квадратные так умеют», - говорит он довольно и смотрит косо сквозь монокль монетки на злую россыпь мелких бликов по мостовой: светает, снег опять идёт и совсем не тает..
«Порошок, не входи!» - побелели губы и носы дромадеров, в медвежьи шубы самых тёмных углов, где в ошмётках ночи спят те самые четверо, смежив очи, все попрятались, замерев недвижно в ожидании. Еле слышно звякнул тоненький серп, восходя над плечом крылатым, шаркнул старенький балахон сплошь в одних заплатах, приоткрылся – и прочь, прихвативши бирку с чьей-то щиколотки и ковыряя дырку ею в утлом кармане жнеца душ, созревших уже до конца.
змея в маске

21.12.18. Зимнее Солнцестояние.

Нет, я не забыла. 11 лет подряд - оно такое, заметное. И да, в который уж раз я это сделаю из сердца Стамбула.
Только, очевидно, на этот вот год традицию не разделит уже никто вообще.
Нннну.. такоэ. В моём личном действии это ничего не изменит.
Как и в этом посте.

У зороастрийцев, известных огнепоклонников, существовал интересный обычай: вечером или ночью накануне солнцестояния принято было, погасив все источники света, войти в эту тьму, крепко зажмуриться, ощутив всю ее полноту и непроницаемость, и, в этом мраке, на ощупь зажечь заранее приготовленную свечу или лучину – одновременно с этим послав в мир Желание. Желание это может быть любым, от самого общего (счастья, любви, красоты всему миру) до предельно конкретного (здоровья и благополучия любому близкому или дальнему), есть лишь несколько оговорок: нельзя желать того, что может причинить кому-то вред, нельзя концентрироваться на чем-то сугубо материальном (это оскорбит огонь) – и нельзя желать ничего лично себе. Зажигая в темноте огонь, люди как бы заново открывались навстречу миру, и чем больше Желаний, бескорыстных и искренних, «воспламенялось» подобным образом в эту ночь, тем больше тепла и света дарил им новый солнечный цикл…
А почему бы не возродить в этот вечер древнюю и красивую традицию: отвлечься на каких-то пять минут от суетливой повседневности, и, повторив нехитрый ритуал, пожелать – не себе, но другому, другим – всего самого лучшего, «подыграв» светлым силам? А вдруг случится Чудо - и всем, в итоге, станет немного теплей. И светлей :)..У зороастрийцев, известных огнепоклонников, существовал интересный обычай: вечером или ночью накануне солнцестояния принято было, погасив все источники света, войти в эту тьму, крепко зажмуриться, ощутив всю ее полноту и непроницаемость, и, в этом мраке, на ощупь зажечь заранее приготовленную свечу или лучину – одновременно с этим послав в мир Желание. Желание это может быть любым, от самого общего (счастья, любви, красоты всему миру) до предельно конкретного (здоровья и благополучия любому близкому или дальнему), есть лишь несколько оговорок: нельзя желать того, что может причинить кому-то вред, нельзя концентрироваться на чем-то сугубо материальном (это оскорбит огонь) – и нельзя желать ничего лично себе. Зажигая в темноте огонь, люди как бы заново открывались навстречу миру, и чем больше Желаний, бескорыстных и искренних, «воспламенялось» подобным образом в эту ночь, тем больше тепла и света дарил им новый солнечный цикл…
А почему бы не возродить в этот вечер древнюю и красивую традицию: отвлечься на каких-то пять минут от суетливой повседневности, и, повторив нехитрый ритуал, пожелать – не себе, но другому, другим – всего самого лучшего, «подыграв» светлым силам? А вдруг случится Чудо - и всем, в итоге, станет немного теплей. И светлей :)..


Делиться на этот раз не прошу. Потому что некого - и не с кем.
shadow

Мёд-забвения-боли

Некий человек в виде тяжёлой мясистой бабочки с меня примерно ростом, пролетая мимо, предвидел, что если ничего не предпринять, чуть позже у меня может разболеться горло. Тогда он принял таки форму человека (тоже тяжёлого и мясистого), притащил мне миниатюрную баночку мёда, объёмом на полтора глотка, как чашка эспрессо - и потребовал выпить. Мёд был прозрачнейший, дивного светло-соломенного цвета с едва уловимым оливковым оттенком - и на вкус совсем не сладкий (не люблю приторное), а наоборот такой хвойно-свежий. И назывался он "мёд забвения боли". Теперь ты больше никогда не проснёшься, - пояснил бабочко-человек, и я ощутила себя так легко и спокойно, и счастливо...
Но потом всё равно проснулась, эх.
змея на ножках

О нюансах магистратуры-со-взломом )

Приснился старинный, кажется, британский университет, в котором, помимо аудиторий, у всякого вообще преподавателя непременно имеется персональный маленький кабинет - совсем небольшая комнатушка за застеклённой дверью, как у старых книжных шкафов. И таких комнатушек немыслимое множество, поскольку вся профессура узкоспециализированная: на всякий минимальнейший раздел одной дисциплины приходится отдельный лектор.
А всякому из магистрантов при поступлении выдаётся эдакий смешной набор: элементарный дверной замок (такой с двумя нажимающимися ручками и примитивным сердечником-скважиной, к которому прилагается также и ключ) и небольшой ассортимент инструментов вроде отвёрток и долота. В течении обучения любой магистрант обязан взломать хоть один из преподавательских кабинетов, тщательно его обчистить, забрав все вообще учебные материалы, а на место вскрытого замка установить как раз этот новый из набора.
Вот и у меня такой же набор в коробке: открыв и изучая его, чувствую какой-то подвох, который следует разгадать прежде, чем ломануться исполнять странное предписание. Рассматриваю отдельно ключ - а он ну совсем глупый какой-то: плоский, широкий, изогнутый короткой волной вроде символа ~ и никаких зазубрин по краю. Беру только его, иду примерять к дверям разных кабинетов - и убеждаюсь, что он открывает-закрывает их все подряд, вообще ко всем замкам подходит!
Тут-то я и понимаю, что задача с подковыркой и предполагает возможность разных тактик: можно, например, без всякого взлома и не возясь с инструментом-заменой, совершить хоть целую серию "набегов" на разные кабинеты, а можно, напротив, сначала отыскать те немногие (и, очевидно, хитро прячущиеся в лабиринтных коридорах) двери, к замочкам которых доставшийся мне примитивный мастер-ключ не подходит - и осуществить таки полноценный взлом с последующей переустановкой замка. В размышлениях о том, что лучше предпочесть или как наиболее продуктивно скомбинировать первое и второе, я и проснулась. Понятное дело, без всякого ключа 8)
крылья

Скромный гипотетический offer обеспеченным аэрофобам ;)

Буде я с живейшей коммерческой жилкой и с соответственным кругом знакомств, обеспеченным коммуникативным потенциалом (коим, упс, не обладаю), могла бы предоставлять состоятельным аэрофобам уникальную услугу по вполне себе reasonable price (бизнес-класс или, само собой, место в частном джете плюс в меру скромный доп-гонорар - ну и визы там всякие по необходимости ;)): сопровождение в любом перелёте со 100%-й гарантией благополучного исхода путешествия.
Ибо моё физическое присутствие на любом совершенно борту этой самой гарантией как раз и является. Почему?.. Да ровно потому, что и в бородатом анекдоте: "Как возможно, что два поезда, несущихся по одним и тем же рельсам навстречу друг другу с предельной скоростью, в итоге, не сталкиваются? - Не судьба".
Btw, пару раз буквально в жизни меня натурально сталкивало в самолёте с крайне страдающими на сей предмет соседями - и я таки успокаивала их этим самым вполне иррациональным аргументом (если здесь я нарисовалась - стопудово долетим): не то чтобы в обоих случаях пациенты релаксировали полностью, но позитивная динамика, как ни странно, наблюдалась очевидно 8)

Обращайтесь, короче (пока не поздно ;)))