August 7th, 2011

М

без контекста никто не поймет :)..

..поэтому запись распахнута настежь - без всяких замков..

..бывают такие дни, когда даже случайный интернет-кот говорит тебе "настоящая свобода начинается за гранью отчаяния" - и ты идешь - сначала вниз, а потом вверх - по Последнему переулку. А там, внизу, где ты зависаешь в прекрасной испанской ойкумене на больше, чем шесть часов, струятся и переплетаются живописнее плюща всякие странные и совершенно прекрасные речи - и ты падаешь снова в такие.. Чудеса и переживаешь такое редкое и удивительное, о чем уж точно всегда будешь молчать, потому что - не за себя, и в этом - такая волшебная правда и такое божественное Послание, что.. что ты даже, хоть и суеверно плюешься и стучишь вокруг себя везде, веришь и радуешься, и торжествуешь совершенно безоглядно. Потому что - вот, ВОТ - ТАК оно и должно быть, именно и только так. И еще, в качестве как бы просто мелкого бонуса, ты там встречаешь бодхисаттву, свеженького, не больше года-полутора - и в совершенном изумлении, потому что реальность проговаривается им ну уж слишком красноречиво, попросту "палится" - ей-богу, детский сад какой-то, да..
..вместе с тем, у тебя сейчас ровно посередине ногтя Сатурна на правой руке - точка-отметина цвета твоих же глаз, и ты уже очччень хорошо понимаешь, почему именно, равно как и отчего это вдруг опять ломается под корень игла в твоем талисмане и опять выпадает из перстня шпинель, и чернеет серебро, и.. И вот уже ты идешь вверх по Последнему переулку - и за тобой шлейфом ползет вся московская ночь - не понимая, нет - ощущая (и это, конечно, сильнее и истинней - и, опять же, совсем не случайно, что здесь в твоих буквах теряется субъект) пронзительно-банальное 8): абсолютная (насколько вообще эта жизнь позволяет присутствовать в себе Абсолюту) уязвимость тождественна запредельной (сиречь, столь же "абсолютной") защищенности. Ты - несокрушимая стена и всесокрушающее ядро одновременно. And we're so fragile, ага. Soooooo... fragile..
Ты идешь, ведешь с собой на ниточке, невидимой, Великую Иллюзию, ведешь ее таким неподходящим маршрутом, но другого, на данный момент, тебе все равно не предоставлено - и ведь она все равно не отцепится-от-тебя-никогда - ты веришь ("yo-men"), ты надеешься ("ya-ta-man-na"), что тот (любой) момент, когда ты распадешься на атомы кварки молекулы.. фотоны? - будет именно и строго вовремя, и поэтому вспышка погаснет вязью - الحب الإلهي
without any sound

Конечности

Руки
..потому что вот сейчас мир берет тебя за горло и, постепенно нагнетая давление, наконец, смыкает переплетенные пальцы на твоей тонкой шее. И, поскольку ты одновременно и избыточно, и недостаточно чувствителен, ты ощущаешь такое, как говорится, under your skin - а поэтому, кажется тебе, это просто распухшие лимфоузлы. Второй раз меньше чем за два месяца - и "реалистичных" гипотез у тебя две: офисные кондиционеры, из которых в тебя просачивается что-то-такое-не-то или неведомый африканский вирус, тайные споры любимой земли, ее способ буквально остаться внутри - и звать из глубины глухим песчаным голосом обратно..

Ноги
Круглые высокие колонны, по диаметру - ровно под размер твоих объятий, так, что опять руки, только уже твои, соприкасаются самыми кончиками пальцев, теплые шершавые колонны оттенков сепии, охры, бордо - они ноги Бога. Ты выходишь в сильный, горячий ночной ветер не с молитвой, не с просьбой и даже не с гимнической песней - выходишь в молчании, чтобы просто обнять Бога за ногу, прижаться щекой и закрыть глаза. И ооочень издалека, птичьими голосами, тихонько, поют финиковые пальмы, звонкие звезды лишь чуть дребезжат, а у планет - звук "правильной" юлы.
skylight

..не надо никакой смелости..

Человек на "гудманской" веранде вдруг говорит: "Мой сын улыбается, когда улыбаетесь Вы" (в этот момент я всего-то - улыбаюсь, да - лукавой сдаче, напрашивающейся на чуть больше, чем 10% от чека. И мне, понятно, совсем не жалко, нет - просто забавно). И я улыбаюсь уже им: сыну лет 15-16, наверное, а отец задает сразу следом вопрос "Вы из Египта?" И я отвечаю "да, только что". А что, интересно, еще я могу ответить? И тогда этот человек ко мне подходит и говорит что-то вроде того, что желает мне самой-самой удачи, потому что нужно быть очень смелой, чтобы быть мной - и очень сильной, чтобы, когда я улыбаюсь, улыбка вот так передавалась другим, полудетским еще губам, как будто вайфаем. И что я необыкновенная. И я говорю, что да, я знаю, что выгляжу, видимо, как городская сумасшедшая. И он говорит, нет, Вы выглядите, как инопланетянка. И я говорю, это, в каком-то смысле, одно и то же. И он говорит - нет, совсем нет, но здесь требуется особенная смелость (опять говорит он), чтобы быть собой. И тут я отвечаю, что никакой смелости вовсе не требуется, если нет выбора. И он переспрашивает, почему его нет. И я говорю: "Не надо никакой смелости, чтобы как-то проявить свою сущность". "Скорее, слабость" - добавляю я, кажется, про себя. И он говорит "спасибо". И я говорю "спасибо". И ухожу - и улыбаюсь опять его сыну - и он улыбается мне. И уже там, на выходе, этот человек опять говорит мне "спасибо". И опять желает мне всякой удачи. А я уношу с собой в шуршащем бумажном пакете половину ягнячьей корейки, фирменный яблочный пирог и.. ну, вот этот банальный до пошлости недоафоризм, который сама же и произнесла.
И все так же не знаю, что мне со всем этим делать.