молчащая птица (une_hirondelle) wrote,
молчащая птица
une_hirondelle

Коллекция смертей: по опросу выходит, что T

T был человек-крест. Так однажды назвала его старая-престарая старуха, бабушка бойкой цыганки, его работодательницы. Хотя внешне Т, скорее, был похож на заглавную букву своего имени: слишком коротенькие обрубки вместо рук, всего-то чуть-чуть от плеч - маловато для полноценной горизонтальной перекладины (нет, ну конечно, еще больше он был похож на египетский Анх - но кто бы в его окружении знал, что это такое).Бабушку эту он видел один только раз, и то смутно - потому что сквозь слезы, а еще он хлюпал распухшим носом - поэтому слышал тоже с трудом. Но запомнил накрепко. Он тогда только начал работать, и было совсем тяжело: ходить из вагона в вагон с торбочкой через шею, потеть - потому что стыдно, конечно - но, главным образом, оттого, что надо приноровиться держать равновесие, когда поезд слишком резко дергается.. А в тот вечер его кормили совсем прогорклой кашей - и особенно неаккуратно.. и вот он вдруг так разрыдался, и было уже совсем все равно, что и сопли, и каша, скользкие - по подбородку.. и противно гундосый собственный вой "хочу сдохнуть". Тут-то она и нарисовалась, обтерла широким рукавом его лицо и скомандовала не реветь. Так просто не сдохнешь - сказала она - нагрешили твои родители - а тебе теперь мыкаться, пока не покажется.. - И что мне должно показаться? - спросил Т, а она цапнула его за обрубки и встряхнула. - Не тебе, а кому-то еще. И не что-то там. Ты ж человек-крест - вот и носи себя по добрым людям, пока через тебя не покажется.. - тут цыганка перекрестилась. - Вот тогда Бог простит и отпустит тебя отсюда.
В общем, Т с того странного разговора как-то взбодрился. Ясное дело, было несладко, но теперь он сделался устойчив, научился подавать коллегам-калекам всякие сигналы залихватским свистом, в вагоны заходил расправив плечи, к пассажирам обращался спокойно и кратко, без заискивания. Он никому не рассказывал про услышанное, но само собой вышло так, что именно прозвище "Крест" закрепилось за ним среди своих. Даже не потому что надеялся и искал - скорее, оттого, что - поверил? - вот в такого себя.. ну, наверное, как-то так. По крайней мере, он не сомневался нисколько, что сразу определит того, кому вот сейчас.. покажется. Так и случилось. Он только зашел в полупустой вагон, а ей, очевидно, надо было выходить на следующей - и еще было почему-то сразу понятно, что у нее в кармане крупная купюра, отдельно от кошелька. Раз - сложенная бумажка падает в торбочку, два - "спасибо", но он отчего-то не видит лица, в которое это произносит, он - три - только слепо чувствует жар, такой, что сразу весь покрывается потом, как в самый первый день работы, он - четыре - вдруг шепчет "извините" куда-то в этот жар - стыда, безбрежного и безразмерного, совсем не человеческого, вечного. И - пять - он выбегает на платформу и, протяжно и переливчато, свистит эскалатору, везущему вверх уже неважно какой силуэт. Он чувствует, что прямо сейчас ничего не случится, но это неважно: он знает, что вот уже - отпустило. Он может свободно уйти.
В один из будних дней, спустя месяц примерно, Т, выйдя из очередного вагона на станции ***, не стал нырять в следующий: прямо напротив него, в центре платформы, вскинула руки и - закружилась - такая прекрасная девушка..
Tags: коллекция смертей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments