Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

skylight

Тэкс, краткость - сестра, этот пост - её брат )

Здесь было много всякого написано - и даже неоднократно (и комменты, к этому самому всякому, оставляю без изменений).
Но теперь коротенечко, как в бородатом анекдоте: мне уже скучно, а вам - уже непонятно.
Впрочем, с той же вероятностью канает и перемена мест слагаемых-местоимений.
Ну так и расстанемся друзьями ;)
змея на ножках

Лотосовые ножки

lotosfootsteps_lj

Ночь по кончикам пальцев сочится тушью:
Снова "я" натирает живую душу
До вскипания пены в углах улыбки,
До мясных ожогов сцивольской пытки..

Скряги-боги кривляются, лицемеры,
Отжалев обувку не по размеру:
"Посбивай-ка о камни копытца-ступни,
Чай не воин в поле, а просто путник -

Так ступай сквозь пески тоски
В ветер пустошей!" Лепестки
Осыпаются контурно, помечая
Твой маршрут, отводящий глаза от Рая,

Подгибаются ломкие стебли ног,
Хохотает сверху: "Опять не смог
Или (-ла)!" Неважно. Исходит паром
Земноводное колесо Сансары.

Всё клубится - и клубни стремятся снизу
Вверх проростками овощей. Нанизан
Ну буквально на каждый их лист девиз:
"Вот как следует, эгоист
Или (-ка)!" (Неважно). "Давай-давай,
Хоть бы лотосами, да шкандыбай!"

И тогда ты - опять. За тобой влачится
Тушью - ночь, кровью - день, взглядом - мир, десница
Ярких гроз тебя дразнит, схватив за шлейф
Следовых лепестков - и в последний дрейф
Так готовы возлечь - и лежать смиренно -
Два цветка, полустёртых об эту бренность.
birdspirit (black)

..и страшно, страшно.. (с)

..и далее моё периодическое сдавленное хихиканье в бокал или сигарету - уже о том, насколько же это дико, что от внезапного соприкосновения с чужой девичьей задницей тут же перетекаю мыслями в Шкловского и Эйзенштейна, которым откуда-то из уж совсем бессознательного утробно подпевают Арто и Батай, прям провоцируя тюкнуть по кумполу (кого? - да не суть!) тростью с набалдашником-собакоголовой.
Но трости нет (только старенький портсигар), да и хромоты в походке незаметно, и Аннушка в виде мемориального трамвая бубнит и бубнит механическим голосом что-то отстранённо-затасканное испуганно забившимся в её узкое нутро гостям столицы, и не сдобренные щедрой порцией масла рельсы визжат под колёсами.. и видны над соседним бокалом чьи-то налитые кровью глаза, и страшно, страшно.. И Грибоедов, лицом к зачищенному от шелухи краткосрочного НЭП'а 90х-2000х павильону метро, из последних памятниковых сил старается сдержать сардоническую усмешку, не шевельнуть ни пальцем, ни ногой.. у которой, кстати - опа! - две барышни с немного странным чувством перспективы - что? - правильно: делают сэлфи )

Это было, типа, послесловие.
Начало - здесь: https://www.facebook.com/une.hirondelle.1/posts/2960083507350316
closed face

Звезда, гаснущая сама-в-себе и падающая

Вообще, как-то уж слишком много башен (Башен. Тонкие шпили - лишь их наиболее чуткий подвид и графема) оказались засвидетельствованы на протяжении этого воплощения тающими в огне. Интересно, зачем так? (знаю - глупейший вопрос, но он - лишь щепотка риторики, пепельная приправа к пламенеющей над трагедийным козлопением этой высокой поэзии: ответа нет и не надо, огонь, скелет, обрушение - enough).

onemore_lj

В далёком 95-м, когда я приходила не то чтобы прям _в себя_ под конверсионным морфином после клинической смерти, все мои непосредственно морфинические сны отчего-то были вокруг "дымных памятников" (ну так они там назывались - и концентрировались максимально почему-то как раз внутри сновидческой Москвы): это были очень возвышенные, ажурные, романтические такие конструкции-графемы, вытягивающие из вообще всякой архитектуры самую суть устремлённости-вверх, укола-в-небеса. И да, все они пылали и дымили - и иногда птицы разлетались от них причудливой мурмурацией - и падали-падали-падали вниз.. это было как будто бы частью симфонии.. (а потом меня сняли с морфина, и стало всякое жестокое боление, но "дымные памятники" не забылись - такое невозможно не помнить)
И вот. Потом. Дальше. Такое, типа, по Хармсу - а башенки всё падали и падали. Ну или просто пылали. В любом раскладе - почему-то исключительно в прямом эфире. Спичечка-свечечка в Останкино, затем NY - когда мне звонили ровно из тех пенатов по аналоговому ещё телефону и я, честно полагая, что звонящий (при всех тогдашних нежных чувствах) непредвиденно спятил, всё же, врубала CNN - и второе пикирование наблюдала в режиме реального времени..
А уж сколько их было - тех самых башен-из-слоновой-кости - что вспыхивали и обжигали через ноздри до самых лобных долей, тех, в которых..Та, например, где так ангелоподобно мы возносились и эдак по-вавилонски архетипировали - упиваясь этим, лепеча на разных языках одновременно, но, боги-боги, как же упиваясь в априорном, довербальном резонансе Чуда.. Та самая, невозможно ажурная Башня, эшеровская, эйзенштейновская, внутри которой наши (? - ну нескольких) души были навсегда, навечно инкрустированы тонкими и многослойными татуировками "пространственных-и-временных-категорий-европейской-культуры" (с). Та, чей мельчайший солёный пепел и осколки невозможных витражей до сих пор временами так шевелят и повторно ранят сердечную мышцу, что.. не хватает дыхания досказать. Так (шевелят и ранят) - словно ты ветеран вообще всех возможных войн - и даже самой отчаянной Герде не под силу тебя умыкнуть из такого вот инварианта Небесного Царства.
И вот да. Под самый занавес являются тебе все сразу: Метафора и Символ, Аллегория и Знак. Пламенеющей Готикой, as is. И ты, безусловно (и ооочень мягко говоря), впечатлён. И сам себе в этот момент - дымный памятник.

Звезда, падающая сама-в-себе и гаснущая. Гаснущая сама-в-себе и падающая.
(с) Морис Бланшо.
змея на ножках

Одна тебе дорога.. 8)

Феминитивы атакуют мизогинов
В текущем дискурсе, садятся на лицо
Хэдлайнов.. Хайполов с серьёзной миной
Закручивает месседжи в кольцо

Всевластия условности над смыслом:
Любой из юзернэймов как бы сам
Asap'ом форвардит чужие мысли
И шерит на фейсбуке разный спам.

Всяк сольный камингаут непрактичен:
Апгрейд, рефрэш, рестарт - сплошной абьюз
Несчастной личности, чья недо-идентичность
Вне спектра гендера и этноса (конфуз!)

Без social reach неважно, что за хостинг
Заюзал под фидбэк твой стэндалон,
Оффлайн-знакомцы практикуют гостинг,
А незнакомцы - сталкинг, в основном.

Реформатируя свой изначальный сеттинг
Из тихой интроверсии вовне -
В спичрайтинг, сторителлинг, даже в брендинг -
Ты остаёшься в той же тишине

Развоплощённости. Хронический газлайтинг
Реальности исчерпывает спор
О том, какой на баттле нужен файтинг,
Если в конце - всепобеждающий игнор.

Ни соушелайзинг сквозь анонимайзер,
Ни драйв в процессе скроллинга френдлент,
Ни даже вездесущий трипэдвайзер
Не поспособствуют инвайту на ивент

Всей жизни. На энергии загадки
Души сновидческой в топ-чарт не усвистеть,
А в стихоплётстве задней левой пяткой
Тебя побьёт любая нейросеть.

И остаётся только лишь, по мере
Взбиванья пены виртуальных псевдо-дней,
Жестикулировать в хипхоперской манере:
👍Лайк:)Смайл👉Ган-фингер✌️Виктори👌Окей

Но сквозь просвечивает огненным напалмом
Конец ужасный - или ужас-без-конца? -
И не закрыть спасительным фейспалмом
От хаоса смятенного лица..

Да, есть лайфхак: в подобном странном мире
Бесценен обесцениванья скилл -
Инсайты и прозрения в сортире
Тебе мочить никто не запретил,

Казалось бы.. Не спросишь ведь у Бога:
Свернувшись ото всех в угрюмый мем,
Он не откомментит :( Одна тебе дорога -
В такой себе post-mortem постмодерн.
birdspirit (black)

Про чёрные-чёрные дыры и чёрные-чёрные рынки

В чёрном городе чёрной безлунной ночью на чернейшем из рынков всех червоточин существо вида «рюсски бабУшка» предлагает дырки от бубликов, сушек, баранок и плюшек, на которые не хватило начинки. У соседней «починки» на крылечке развешаны шали ажурные и дежурные шарфы ручной крупной вязки, всеми глазками выглядывающие в темноте, не идут ли те, кто.. ну те самые четверо, исполненные очей, - и гадающие, кто будет чей.
Серолицый чиновник в тугом пакете прячет пухлый гроссбух с дырой в бюджете, оплетая сверху суровой нитью, чтоб не ухнуть за горизонт событий преждевременно. Рядышком к стенке бочком прислоняется барышня с волосами торчком: в кулачке пучком – все её трещинки, низ примят, но встряхнёшь посильнее - ещё искрят.
Посреди перекрёстка стоит старик, его рост огромен и грозен лик, в белых пальцах сжимает одну иглу, через ушко которой из мглы во мглу караван дромадеров бредёт, качая на матрасах спин контрабанду. Стая ангелов вьёт мотыльковый танец над другим концом, крохотный протуберанец их движений даёт разряд вниз по дедовым пальцам: верблюды бредут назад.
Хитрый дворник с ухмылкой Манэки-нэко продевает в монету «начала века» ленту Мёбиуса: оба-на – и нету! - но топорщится из-под жилета край креатуры Малевича, чёрный рай кракелюр холста со стены музея. «Эти дырки квадратные так умеют», - говорит он довольно и смотрит косо сквозь монокль монетки на злую россыпь мелких бликов по мостовой: светает, снег опять идёт и совсем не тает..
«Порошок, не входи!» - побелели губы и носы дромадеров, в медвежьи шубы самых тёмных углов, где в ошмётках ночи спят те самые четверо, смежив очи, все попрятались, замерев недвижно в ожидании. Еле слышно звякнул тоненький серп, восходя над плечом крылатым, шаркнул старенький балахон сплошь в одних заплатах, приоткрылся – и прочь, прихвативши бирку с чьей-то щиколотки и ковыряя дырку ею в утлом кармане жнеца душ, созревших уже до конца.
calligraphy feather

Sub specie ae-e-e-eeee... )))

wingsshadow_lj

Каюсь, с Вечностью непросто :) - и всё же, всё же. Ты ведёшь бумагой по бумаге - и, так или иначе, из-под пальцев скользит тень крыла.
Однако, как говаривал Аполлинер, en deca de l'Eternite dancent les mortelles formes de l'amour, et le nom de la nature resume leur maudite discipline* - и ты формально, вроде бы, по-прежнему среди них, а лезешь дерзко с человеческим-то рылом в запредельно-космический ряд, и даже нарываешься иногда на смешные упрёки - дескать, нишкни, ты ж всё ещё жива )) А балансы-на-грани и прочие несущественные детали интересны всегда лишь тому, кто сам балансирует - и исключительно в собственном индивидуальном исполнении, ибо людитакиелюди (тм).
___________________________________________________
* Вне Вечности танцуют смертные формы любви, и имя природы скрепляет их проклятый строй.

Но вот такая Абадия (сиречь "Вечность") у меня замутилась..

eternityblue_lj

..точнее, одна из "версий" - тот модус, когда уже распахнулось и погрузило, когда - космический уроборос, универсальное EVER в звёздном посвёркивании сразу всех иллюзорных приставочек от "N-" до "FOR-", единый секрет, общий для хаоса с космосом..

А с оригиналом в цвете странно - ведь у белейшей белизны того Света (конкретно в момент возвращения) нет и не может быть цвета вообще (и тебя, способного к дескрипции, там, что характерно, уже тоже нет - равно как и никого другого: никаких субъектов с объектами, одна сплошная неделимая Душа) - поэтому мне пришлось зацепиться за этот беззвучный (и одновременно наипронзительнейший) звук типа тиннитус, звон-в-ушах в момент перехода.. зацепиться, поняв, какого он цвета - ну и использовать палитру.. Нда, а на ФБ я вот эту несусветицу ещё и изначально на английском пишу, ОМГ, комуууу?

eternitygreen_lj

..такого, в общем, оттенка. А чёрные змеелинии букв были, вроде как, выжжены внутри тебя - когда-то настолько тогда, когда никакого тебя, понятное дело, ещё не было.
golden eye

"В эту ночь решили самураи.."

Нынче ночью показали остров Кюсю, распавшийся на мелкие скальные фрагменты. По колени в океанской воде два самураеподобных синтоистских божества вытаскивали на цепи из центрального обломка, похожего на рояль с поднятой крышкой, кусок пламенеющей розовым лавы в форме сердца.
Это и было сердце - живое и бьющееся - уже мёртвого острова. И именно потому, что оно было всё ещё живо, его не следовало оставлять в развалах чёрных безжизненных камней.
Оно было настолько горячим, что при соприкосновении с ним океанская вода вскипала, моментально испаряясь: так, окружённым облаком пара, его и продолжали тащить самураи - и, глядя на размытый и скруглённый маревом жаркий силуэт, я замечала, что с каждой минутой это всё больше и больше напоминает эдакую 3D-версию японского флага.
golden eye

Момент перехода: про Машу с сумкой-кошкой Катей, а также про Харона и рыбу.

Мне снилась незнакомая девушка Маша в обстановке а-ля мрачноватый пасмурный индастриал, но с тепло-ламповой стимпанковской ноткой: чёрное каре с чёлкой, чёрное же балахонообразное то ли платье, то ли пальто и ярко-синяя сумка через плечо в форме кошки, немного мультяшной, с четырьмя отдельными лапами и большой треугольной головой. Кошку (то есть, сумку - т.е., всё-таки, кошку) предсказуемо звали Катей (или наоборот, Маша была Катей, а Катя - Машей?.. Нет, первый вариант как-то надёжней). В общем-то, Маша с Катей шли как будто бы устраиваться на работу - но не очень понятно куда: в кафе? в библиотеку? в нечто среднее между первым и вторым?.. Или это вовсе была какая-то сувенирная лавка, прикрывавшая подпольный (во всех смыслах) антикварный магазинчик?.. Ну что-то такое.
В сумке-Кате лежала большая пачка на 25 сигарет с полуабстрактным кладбищенским пейзажем различных оттенков цвета лягушки-в-глубоком-обмороке и, поверх - с тёмно-багровым названием "Memento Mori", набранным стилизованным под руны шрифтом. Ещё зажигалка, блокнотик и ручка, ключи, духи и помада, маленькая коробочка монпасье. Никакого телефона (кажется, это было не то время или просто не тот мир, где они бывают). Все перечисленные мелочи - из основного отделения у кошки в спине, но было ещё одно, секретное - в голове: там, как мне было известно, Маша прятала свои небольшие деньги и главное - бархатный мешочек с парой-тройкой прабабкиных драгоценностей.
И вот подходят они к кафе (всё-таки, кажется, это и впрямь кафе), а у него перед основным помещением такая крохотная дощатая верандочка под навесом (как у микро-усадебок, в Бейруте подобные часто встречаются) - и только один высокий столик на ней с двумя длинноногими стульями, а по краям их сидений со спинками болтаются ремни, как в самолётных креслах. И надо сесть, пристегнуться и ждать - поскольку для девушки Маши (и даже некоторым образом для её сумки-кошки Кати) это момент перехода, некоей экзистенциальной трансформации.

И тут, как раз без всякого перехода (или это он и был? )) мне начинает сниться филонящий лодочник Харон: начихав на всё, он сидит в своём судёнышке ровно посредине Леты (или это Стикс?) и рыбачит на длинную-изогнутую ярко сияющую удочку. Клюёт, Харон подсекает и дёргает - и вот уже в его руке толстенькая упругая рыба, которая смотрит на него одновременно с упрёком, но и с надеждой. Во рту у рыбы монета. Она имеет право требовать перевозки. Лодочник вздыхает.
Чем она станет на другом берегу? Лишь тенью рыбы? Или, может быть, птицей? А может, просто внезапным ужином случайному даосу, что окажется сидящим, вполне в русле (хи-хи) традиции, на берегу именно этой реки?.. Харон без понятия. Но он забирает монету, кладёт её уже себе за щеку и садится за вёсла. Удочка сверкает тонким длинным бликом вдоль правого борта. Рыба кладёт свою голову на самое острие носа лодки и неотрывно глядит вперёд.
closed face

Нет, это, всё-таки, удивительное чувство..

..когда, в кои-то веки (промолчав, по существу, всё длинное последнее время: ибо единственное, на что всегда достанет гордыни, это простое не спрашивают - не отвечай), лишь чуть приоткрыв (да и то, понятно же, виртуально) рот, ты говоришь нечто совсем даже не бесчувственному человеку (что и так исчезающая редкость) - и понимаешь со всей предельной ясностью, насколько же уже из-за борта ты это говоришь..
Насколько же ты уже триста тысяч раз помер и разложился (без всякого полезного остатка, которого в тебе, впрочем, и изначально не было предусмотрено) - и только словно злым каким-то заклинанием, на манер бумажной записочки в сохлом рту голема, вдруг бессмысленно чревовещаешь в сторону взаправду живых ещё людей, которым эта твоя резонёрская тухлятина - совсем не в коня (и вообще уж ни разу не корм).
Ууу, блин, вот же гадство: лично в моих детских снах покойники были всяко гламурнее, чем я сейчас (хоть и чревовещали не менее, наверное, мистично) - ну и надо же мне самой, по какой-то совсем дурацкой ошибке-оплошности вновь (без всякого к тому желания, а наоборот с колоссальным сопротивлением) не только снова появиться здесь, но ещё и (ох уж эта bitter irony of so-called "life") до такого неприличия зажиться (фу, позор-позор) - и даже (вот где самый-то пошлый ужас) генерить какие-то плоские загробные месседжи своим мёртвым речевым аппаратом.
Отвратительно, как ни посмотри.
Чужеродность, бессмысленность, мерзость - вот подходящие эпитеты к неуместному моему всё-ещё-зачем-то-присутствию. В плотном вакууме цуцванга сансары.
Я всё надеялась (или даже верила?), что оно как-то само пройдёт - ну вот, типа, как-то так..

Francesca-Woodman71

..но почему-то нет. Это отчасти досадно - но не то чтобы такое было прям самой первой досадой в процессе моего здесь бесполезного наличия 8) Без сюрпризов, пожалуй.

Тогда ручное управление: без волшебного пенделя оно у меня в этой жизни никогда не включалось (зато с ним - ого-го! - и это, пожалуй, самые эффектные ого-ги на протяжении формально непрерывного здесь существования), но сие-то как раз пропорционально гордости-птице - не пнёшь - не полетит :)

Пну. Полетит.
Всё, как и было сказано.
Не, не прям щаз, когда слишком.. низко - но ровно в тот момент, когда станет достаточно высоко :)

В конце концов, никто никогда не сказал (и даже не подумал), что из-за борта прям вот-таки ну совсем невозможно рулить ;)